pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Categories:

Мэри Стоупс, которая стояла у истоков сексуальной революции

Мэри Стоупс была одной из самых влиятельных женщин 20 века. Ученый-палеоботаник, феминистка, борец за идею контроля над рождаемостью.
Мэри Стоупс открыла первую в Британии клинику контроля над рождаемостью. Ее книга Married Love, в которой утверждалось, что сексуальные отношения в браке должны быть равноправными, была международным бестселлером.




Мэри Шарлотта Кармайкл Стоупс родилась в 1880 году в Эдинбурге.
Ее отец, Генри Стоупс, был пивоваром, инженером, архитектором и палеонтологом.
Маму Мэри звали Шарлотта Кармайкл Стоупс. Она занималась изучением творчества Шекспира и боролась за права женщин Эдинбурга.
Еще в младенчестве родители увезли дочь из Эдинбурга в Лондон, где Генри купил дом.
Отец и мать Мэри были членами Британской ассоциации по развитию науки, куда они часто брали дочь. Мэри с раннего детства вращалась в среде самых известных ученых того времени.
Начальное образование Мэри получила дома, затем ее отправили в Эдинбург в школу для девочек, а потом родители перевели ее в Энциклопедическую школу Лондона.



После окончания школы Мэри поступила в Университетский колледж Лондона, где изучала ботанику и геологию. Очень скоро она стала доктором биологических наук. Мэри была самым молодым ученым Британии, получившим эту степень.
Дальнейшее обучение Мэри проходила в университете Мюнхена, где стала доктором философии и палеоботаники.
В 1904 году Мэри вернулась в Лондон и некоторое время преподавала в лондонском университете, но потом переехала в Манчестер.
С 1904 по 1907 год Мэри преподавала в манчестерском университете и именно в этом университете она стала первой женщиной-академиком.
Мэри ездила в научные командировки, делала открытия, писала книги и составляла терминологию, которой ученые пользуются до сих пор.



Мэри Стоупс в своей лаборатории в Манчестере 1904 году

Когда Мэри училась в Мюнхене, она познакомилась с японским ботаником Кениро Фуджи. У них завязались романтические отношения. Работая в Манчестере, Мэри активно переписывалась с Фуджи. Все было настолько серьезно, что она выбила себе командировку в Японию, где полтора года работала в Императорском университете Токио и исследовала ископаемые растения в шахтах острова Хоккайдо.
Но отношения с Фуджи почему-то расстроились, и в 1911 году Мэри с ним рассталась.
В этом же году Мэри вышла замуж за канадского генетика Реджинальда Гейтса. Мэри Стоупс из принципа оставила свою фамилию и не стала брать фамилию мужа. Фамилию Мэри уже знали во всем научном мире, а имя ее мужа было малоизвестным.



Гейтсу не очень нравилось, что его жена - суфражистка, он пытался утвердить свою позицию дома как главы семьи, но ему это не удавалось. К тому же между ними начались склоки из-за дома и его аренды.
Через год Мэри обратилась в юридическую консультацию с вопросом, как ей расторгнуть брак. Но в юридической консультации ничем толком ей помочь не смогли, тогда она решила сама найти способ получить развод.
Почитав свод законов, Мэри подала на развод на том основании, что их брак никогда не был завершен. Детей у них не было, и суд их развел. Гейтс оспаривать развод не стал и уехал из Англии.

Еще во время бракоразводного процесса Мэри начала писать книгу об отношениях в браке.
В 1915 году она познакомилась с Маргарет Сэнгер, американской феминисткой и активисткой репродуктивных прав. Маргарет открыла первую клинику по контролю рождаемости в Америке и популяризировала этот термин.
Мэри показала ей свою книгу и попросила совета для написании главы о контрацепции. Вскоре Мэри книгу закончила, но печатать ее никто не брался: слишком спорной была тема книги.



После множества бесплодных попыток Мэри, наконец-то, повезло. В 1917 году она познакомилась Хамфри Вердоном Роу, который был бизнесменом, производителем самолетов и филантропом.
До знакомства с Мэри Роу пытался найти клинику, которая бы помогала регулировать количество детей в семье. Наблюдая за женщинами в Манчестере, которые рожали много детей, Роу хотел помочь им. Он предлагал финансирование больницы св. Марии для этой цели, но больница отказалась.
И тут он встретил Мэри Стоупс и решил финансировать ее книгу. Но Роу уходил на фронт, и пообещал финансировать книгу, как вернется.
В марте 1918 года Роу повредил позвоночник и сломал лодыжку при крушении самолета. Его отправили в Лондон. В Лондоне они встретились с Мэри, и книга Married Love or Love in Marriage была опубликована.
Мэри Стоупс и Хамфри Роу поженились в этом же, 1918 году. И с помощью своей жены Роу смог открыть клинику по контролю рождаемости.
Мэри стала главой клиники, а Рой ее трудолюбивым и исполнительным секретарем.



Мэри Стоупс и Хамфри Роу

Нужно сказать, что книга Любовь в браке оказалась очень своевременной.
Конечно, утверждать, что в викторианские времена у британских женщин "секса не было", то есть, что они не получали от секса удовольствие, было бы глупо. Но до Первой мировой войны женщинам внушалось, что получать удовольствие от секса могут только мужчины (что возьмешь с этих животных), а для женщин - это постыдно и неприемлемо. И бедняжки-женщины, живя нормальной супружеской жизнью, после каждого удачного полового акта непременно чувствовали свою вину.
И тут появилась Мэри Стоуп, которая в своей книге утверждала, что удовольствие от секса так же естественно для женщин, как и для мужчин, описывала технику женского полового акта и методы защиты от последствий этого акта.
Успех книги был ошеломляющим. В этом же году Мэри выпустила Wise Parenthood: a Book for Married People. На Мэри обрушилась лавина писем, в которых у нее просили личного совета, и она старалась на все письма отвечать.
В следующем году она напечатала Wise Parenthood (Мудрое родительство) в сокращенном варианте в виде 16-страничного памфлета для семей рабочего класса.
Книги и брошюры Мэри расходились десятками тысяч, их в основном высылали по почте.



Супружеские пары смущенно прятали в чемоданы книгу Мэри, когда отправлялись в медовый месяц. Давно живущие вместе супружеские пары, обсуждая книгу, очень часто находили причину своих конфликтов именно в сексуальной сфере. Дамы в гостиной за чашечкой чая перешептывались о технике сексе и способах контрацепции.
А некоторые женщины набирались храбрости и входили в двери клиники Мэри по контролю рождаемости. Фирмы, выпускающие контрацептивы, нещадно эксплуатировали имя Мэри для увеличения продаж своих изделий. Но именно этого, в конечном счете, и добивалась Мэри.
Англиканская церковь в 1930 году скрепя сердцем одобрила концепцию планирования семью.
Это был триумф Мэри (в США этот процесс шел гораздо медленнее, хотя и начался раньше).
Но у Мэри явно присутствовала мания величия, или скорее, развилась звездная болезнь.
Приветствуя решение священников одобрить концепцию планирования семьи, Мэри сказала: "Милорды, я говорю с вами от имени Бога. Вы его священники. Я - пророк его. Я говорю из глубины таинства мужчины и женщины".
Мэри написала книгу The New Gospel to All Peoples. В этом новом Евангелие Мэри пыталась переписать отношения между мужчиной и женщиной. Но это святые отцы восприняли в штыки. Они согласились поддержать новые отношения в светской жизни, но лезть в церковную Мэри не позволили. С тех пор и до самой смерти между Мэри и церковью существовала конфронтация.

Во время работы и продвижения книги, в 1919 году, Мэри забеременела. Когда подошло время рожать, у Мэри с врачами произошел конфликт. Ей не разрешили рожать на коленях, как хотела она сама, и ребенок родился мертвым. Врачи высказали предположение о наличии у нее сифилиса, но экспертиза не подтвердила их домыслы. Мэри обвинила врачей в убийстве ее ребенка. Ей тогда было 38 лет.

Через пять лет, когда ей исполнилось 43 года, Мэри все же родила ребенка. Абсолютно здорового сына, Гарри Стоуп-Роу.



Но передовая и успешная феминистка оказалась стервой и монстром в личной жизни.
Когда родился сын, Мэри вскоре муж наскучил, как в постели, так и в качестве компаньона. Она заставила мужа под свою диктовку написать письмо, в котором он освобождал ее от супружеских обязанностей.
Разводиться с ним она не стала, быть матерью-одиночкой в то время в обществе было не слишком комфортно. Она просто выгнала его на чердак их семейного особняка 18 века, разрешая спускаться вниз лишь по крайней необходимости.
"Я надеюсь, вы позволите мне хотя бы иногда видеть Гарри", - умолял ее Роу. Но Мэри не позволяла. И не потому, что Роу был плохой отец, просто Мэри этого не хотела. Сын был для нее в первую очередь социальным экспериментом, а вмешательство мужа могло испортить чистоту этого эксперимента.



Вольно или невольно, Мэри публично унизила обоих своих мужей.
По иронии судьбы женщина, написавшая книги Супружеская любовь и Мудрое родительство, была не только плохой женой, но и ужасной матерью.
Мэри одевала своего сына в девчачьи платья и юбки вплоть до 11 лет, поскольку она считала, что брюки не только выглядят уродливо, но и мешают естественной вентиляции половых органов.
Читать книги в детстве Мэри сыну тоже запрещала, она считала, что книги помешают ему думать самостоятельно.
Был запрещен так же велосипед, по той же причине, что и брюки.
Гарри был единственным ребенком Мэри, и она контролировала каждый его шаг.



В силу возраста родить "запасного" она не могла, тогда она решила взять из приюта для Гарри "братика".
Главными Мэри выдвинула следующие условия: чтобы был абсолютно здоров, умен и не обрезан.
Первым названным братом был трехлетний сирота, которого с большой неохотой отдала ей тетя мальчика, взявшая его на воспитание. Через два года женщина в ужасе забрала ребенка после того, как Мэри сказала ей, что поведение ребенка улучшилось после нескольких сеансов порки.
Потом был Дик, которого отправили обратно, потому что он не поддавался воспитанию.
Третьего, по имени Джон, Мэри вернула потому что у него не хватало "академических способностей и литературно-художественного восприятия".
Четвертого мальчика по имени Барри Мэри переименовала в Рой, и почти сразу же вернула назад заявив, что "он не пригоден жить в приличной семье", ребенок обмочился.
у Гарри было одинокое детство под постоянным контролем и давлением эгоистичной и безапеляционной матери.
Но у него был тайный друг по имени Винни-Пух. Семья Гарри дружила с иллюстратором Винни-Пуха Эрнестом Шепардом. Шепард отправлял мальчику письма с набросками Винни-Пуха и писал от его имени. "Дорогой Бафкинс (это было прозвище Гарри). Очень извиняюсь, что не смогу прийти на твой день рождения. Мне нужно уехать по делам. Очень, очень извиняюсь. Пух).



Один из набросков Шепарда

Но несмотря на тяжелое детство, Гарри никогда публично не осуждал свою мать и даже защищал ее от порицания общества. Как ни старалась мать, характером Гарри пошел в отца, умного, благородного и умеющего прощать. Таким же вырос и Гарри.



Гарри с матерью

После окончания университета Гарри преподавал физику сначала в школе Чартерхаус, а потом в Импрерском колледже Лондона. Затем получил докторскую степень в области философии в колледже Св. Иоанна в Кембридже.
Дальше академическую карьеру сыну предстояло делать самому.
Мэри переключила свою руководство сыном на его личную жизнь. Сын должен был жениться "на своей сверстнице с одинаковыми взглядами, материальном положении и абсолютно здоровой".
Когда Гарри влюбился в подружку своего детства Мэри Эйр Уоллис, дочь сэра Барнса Уоллиса, ученого, изобретателя "прыгающей бомбы", Мэри с возмущением отвергла ее кандидатуру.
Мэри Уоллис была близорука, а по мнению Мэри Стоупс - это признак генетического изъяна.
Мэри Стоупс была сотрудником общества евгеники. В 1921 году она создала Общество по конструктивному контролю над рождаемостью и расовому улучшению. Цель этого общества состояла в евгеническом контроле над рождаемостью. Стоупс выступала за "стерилизацию тех, кто непригоден для родительства, в том числе развратных и слабоумных".
Во время Второй мировой войны она отказалась от еврейского ребенка-беженца, потому что по ее словам, "это обидит моих гостей" (Мэри была антисимиткой).
Она даже послала Гитлеру (которым восхищалась) сборник своих стихов, среди которых было такое
"Catholics, Prussians,
The Jews and the Russians,
All are a curse
Or something worse." (католики и пруссаки, евреи и русские, все они проклятые, а может быть и еще хуже).
Но любовь к Гитлеру испарилась у Мэри в тот же миг, когда Гитлер закрыл немецкие противозачаточные клиники. А чуть позже она стала его яростным противником.



И тут вдруг будущая невестка с генетическим отклонением. Мэри была в ярости. Но к ее ужасу Гарри настоял на своем и женился на Мэри Уоллис.
Мэри Стоупс отказалась быть на их свадьбе и порвала все отношения с сыном заявив, что он предал ее. Когда через 10 лет после свадьбы сына Мэри умерла от рака, по ее завещанию сыну достался только 13-томник Оксфордского словаря английского языка и небольшой старый Корниш коттедж. Роскошный особняк, все остальные ценности и деньги Мэри Стоупс завещала обществу евгеники и Королевскому обществу литературы.



Гарри не обиделся и продолжал всеми силами защищать свою мать, напоминая сколько полезного она сделала для британского общества. "Теперь я со смехом вспоминаю свое детство", - говорил он. "Все это было в прошлом".
Карьера Гарри сложила удачно. После Кембриджа, он преподавал в университете Бирмингема, а затем стал вице-президентом Британской ассоциации гуманистов.
В личной жизни Гарри был очень счастлив. Со своей женой Мэри он прожил почти 70 лет в любви и согласии. У них было четверо детей.
Гарри создал свой мир Married Love, в котором он пытался исправить все заблуждения своей эгоистичной матери. По-видимому, ему это удалось



Гарри Стоупс-Роу, сын Мэри Стоупс, со своей женой Мэри.

Жену Гарри по иронии судьбы зовут так же, как и его мать, Мэри Стоупс-Роу. Перед выходом на пенсию, она была историком и психологом. Пела в хоре и играла в двух оркестрах: на скрипке и альте. Ведет семейный архив .
В мае этого года ее муж, Гарри, умер.
Tags: Англия, женщины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments