pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Category:

Николай Гумилев и Латвия

В этот день родился Николай Гумилев.
Почти год из своей жизни Гумилев провел в Латвии. В 1914 году он ушел добровольцем на фронт и был зачислен в лейб-гвардии уланский полк вольноопределяющимся. Он служил в 5-м Гусарском Александрийском полку, и в марте 1915 года прибыл на новое место службы в окопы под Двинском(Даугавпилсом), у поселка Ницгале.



Николай Гумилёв в Александрийском полку

Именно здесь, под Даугавпилсом Гумилев написал стихотворение "Война"

Как собака на цепи тяжелой,
Тявкает за лесом пулемет,
И жужжат шрапнели, словно пчелы,
Собирая ярко-красный мед.

А «ура» вдали — как будто пенье
Трудный день окончивших жнецов.
Скажешь: это — мирное селенье
В самый благостный из вечеров.

И воистину светло и свято
Дело величавое войны.
Серафимы, ясны и крылаты,
За плечами воинов видны.

Тружеников, медленно идущих
На полях, омоченных в крови,
Подвиг сеющих и славу жнущих,
Ныне, Господи, благослови.

Как у тех, что гнутся над сохою,
Как у тех, что молят и скорбят,
Их сердца горят перед Тобою,
Восковыми свечками горят.

Но тому, о Господи, и силы
И победы царский час даруй,
Кто поверженному скажет: «Милый,
Вот, прими мой братский поцелуй!»

О первои месяце пребывания Николая Гумилева в полку рассказал в воспоминаниях штабс-ротмистр В. А. Карамзин: «В 1916 году... полк стоял в окопах на Двине... Однажды, идя в расположение 4-го эскадрона по открытому месту, шт.-ротмистры Шахназаров и Посажной и прапорщик Гумилев были неожиданно обстреляны с другого берега Двины немецким пулеметом. Шахназаров и Посажной быстро спрыгнули в окоп. Гумилев же нарочно остался на открытом месте и стал зажигать папироску, бравируя своим спокойствием. Закурив папиросу, он затем тоже спрыгнул с опасного места в окоп, где командующий эскадроном Шахназаров сильно разнес его за ненужную в подобной обстановке храбрость - стоять без цели на открытом месте под неприятельскими пулями».
Вообще воспоминаний о Гумилеве тех лет мало, наверное, одни из самх интересных, это как раз воспоминания Карамзина. Он часто беседовал с Гумилевым на террасе штаба дивизии, который занимал помещичий дом, так называемый фольварк Рандоль.
Дом этот сохранился до сих пор.



Еще из воспоминаний Карамзина:
"… На обширном балконе меня встретил совсем мне незнакомый дежурный по полку офицер и тотчас же мне явился. "Прапорщик Гумилёв", — услышал я среди других слов явки и понял, с кем имею дело.

Командир полка был занят, и мне пришлось ждать, пока он освободится. Я присел на балконе и стал наблюдать за прохаживающимся по балкону Гумилёвым. Должен сказать, что уродлив он был очень. Лицо как бы отекшее, с сливообразным носом и довольно резкими морщинами под глазами. Фигура тоже очень невыигрышная: свислые плечи, очень низкая талия, малый рост и особенно короткие ноги. При этом вся фигура его выражала чувство собственного достоинства. Он ходил маленькими, но редкими шагами, плавно, как верблюд, покачивая на ходу головой…

… Я начал с ним разговор и быстро перевел его на поэзию, в которой, кстати сказать, я мало что понимал.

- А вот, скажите, пожалуйста, правда ли это, или мне так кажется, что наше время бедно значительными поэтами? — начал я. — Вот, если мы будем говорить военным языком, то мне кажется, что "генералов" среди теперешних поэтов нет.

- Ну нет, почему так? — заговорил с расстановкой Гумилёв. — Блок вполне "генерал-майора" вытянет.

- Ну а Бальмонт в каких чинах, по-вашему, будет?

- Ради его больших трудов ему "штабс-капитана" дать можно.

- Мне думается, что лучшие поэты перекомбинировали уже все возможные рифмы, — сказал я, — и остальным приходится повторять старые комбинации.

- Да, обычно это так, но бывают и теперь открытия новых рифм, хотя и очень редко. Вот и мне удалось найти шесть новых рифм, прежде ни у кого не встречавшихся.

На этом наш разговор о поэзии и поэтах прервался, так как меня позвали к командиру полка…"

Воевать Гумилев собирался до победы, но совершать подвиги ему не дали. Вот как рассказывал он сам: "Я уже совсем собрался вести разведку по ту сторону Двины, как вдруг был отправлен закупать сено для дивизии».

1921-ои году Гумилев был арестован по подозрению в участии в заговоре и расстрелян. Очевидцы этого расстрела рассказывали, что перед смертью он спокойно выкурил папиросу и так и не повернулся спиной к своим палачам.

Tags: личность, люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Кейт - миротворец

    На субботних похоронах герцога Эдинбургского герцогиня Кембриджская превзошла даже самою себя. Дело не только в ее стиле и элегантности, но и в том,…

  • Есть такое время года, называется весна

    Мы уже начали терять терпение от весенних холодов, но Рыжик, как барометр, первым оповестил, что пришла пора интенсивной работы в саду. Земля…

  • Таких мужчин больше не делают

    Накануне похорон королевская семья делилась личными фотографиями принца Филиппа. На этом фото Филиппу 31 год, когда он получил aircrew flying badge…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments