pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Category:

Дельфина де Кюстин

В посте про Маргариту Прованскую я обещала рассказать про ее потомка, родившуюся через пять веков после смерти Маргариты, Дельфину де Кюстин.
Дельфина де Кюстин - аристократка, вольнодумка, возлюбленная французского писателя Франсуа-Рене де Шатобриана, мать писателя Астольфа де Кюстина, автора нашумевшей в свое время книги "Россия в 1839 году", сама написавшая мемуары.




Дельфина была дочерью Жозефа де Сабрана, графа де Сабрана, и Франсуазы Элеонор Дежан де Манвиль.
Семья Сабран, к которой принадлежал отцец Дельфины, была одной из самых прославленных семей Прованса. Из дома Сабран вышли святые, епископы и прославленные генералы.
Отец Дельфины, Жозеф де Сабран был военно-морским офицером. Он принимал участие во всех основных конфликтах правления Людовика XV. В отставку вышел в чине генерал-лейтенанта военно-морского флота.
Мать Дельфины, Франсуаза Элеонора Дежан де Манвиль вышла замуж за 66-летнего Жозефа де Собрана в 19 лет.
У пары было двое детей: Дельфина де Сабран и Луи-Эльзеар де Сабран. Француаза овдовела в 26 лет.
Через два года после смерти мужа, Франсуаза познакомилась со Станисласом де Буффлером, который был в то время членом ордена Мальтийских рыцарей. Их отношения начались, как дружба, а потом переросли в любовные. Станислас решил продолжить службу в Мальтийском ордене, и его отправили в Сенегал. Влюбленные писали друг другу письма, много писем. По этим письмам историки смогли составить представление о жизни сенегальской колонии того времени.
Только через двадцать лет влюбленные смогли пожениться. Из-за Французской революции они оба потеряли свои состояния. После свадьбы они поселились в деревне недалеко от Парижа, но были очень счастливы.



Франсуаза, мать Дельфины, и ее второй муж Станислас де Буффлер, писатель и общественный деятель

Дельфина родилась в 1770 году. Ей было пять лет, когда умер ее отец. Она была пухлой девочкой, немного неуклюжей и не создавала впечатление, что вырастет красавицей. К тому же ее матери казалось, что она медленно развивается. Чтобы ускорить развитие дочери, Франсуаза по рекомендации друзей взяла учителя по имени Бернар, который вместе с Дельфиной учил ее младшего брата Эльзеара. Бернар учил детей восемь лет, стал уже почти членом семьи, но вдруг однажды абсолютно случайно выяснилось, что учитель по наущению своей любовницы-горничной хочет отравить своих учеников, чтобы раньше получить пенсию, которая ему была обещана после окончания обучения.
Учителя отправили в тюрьму. Франсуаза решила, что теперь Дельфина хорошо подготовлена к жизни, и ее надо выдавать замуж.



Дельфина в ранней юности

Жених подвернулся очень быстро, причем, очень достойный молодой человек, образованный, воспитанный, хорошо сложенный и, как говорят сейчас, без вредных привычек - Рено-Луи-Филипп-Франсуа (которого все звали Арман) де Кюстин, сын генерала. Современники описывали Армана, как человека, обладающего "редчайшими качествами сердца и ума".



Дельфина тоже переросла свою детскую пухлость, ум ее развился даже больше, чем у многих ее сверстниц. Она не была писаной красавицей, некоторые находили, что глаза у нее слишком широко расставлены, подбородок тяжеловат, а рот маловат, но все соглашались, что все это компенсируется ослепительным цветом лица, пушистыми волосами, жемчужными зубками и очаровательной улыбкой, а живой ум и игривый характер делали 17-летнюю Дельфину необыкновенно привлекательной.
Арман и Дельфина были красивой парой,



Свадьба Дельфины и Армана

Они были счастливы, и казалось, счастье будет длиться вечно. Дельфина родила двух сыновей: Гастона (который умер в младенчестве) и Астольфа, который позже станет писателем.
Но все изменилось, когда в 1790 году Арман и Дельфина переехали из сельской местности в Париж. Дельфину закрутил водоворот парижского гламура. Вокруг кокетливой и веселой Дельфины, которая была на пике молодости и красоты, начал виться рой галантных кавалеров. По сравнению со сдержанным и немногословным мужем, эти кавалеры казались Дельфине влюбленными в нее по уши. Дельфина кокетничала с ними (поначалу совершенно невинно).
Арман, вместо того, чтобы стукнуть кулаком по столу и сказать доколе, не обращать на это внимание и раскрыть глаза жене на то, что стоят салонные комплименты, или хотя бы воспользоваться своим авторитетом мужа, обижался и уходил в себя. Он становился все более угрюмым и отстранялся от жены. Дельфине казалось, что муж к ней охладел и разлюбил ее, и все больше искала утешения в ухаживаниях других мужчин. Между супругами установилась ледяная стена.
Дельфина начала заводить романы всерьез и искать настоящую любовь, только настоящей любви не находилось, получались сплошные разочарования. Дельфина выйдя из одних отношений, тут же заводила новые, надеясь, что вот в этот раз обязательно получится.



Дельфину называли "королевой роз"

Доверенным лицом Дельфины выступал ее брат Эльзеар, который служил в корпусе Garde du Corps телохранителей Людовика XVI. Эльзеар был ее советником по любовным делам, а если надо было и посланником. Дельфина рассказывала Эльзеару все свои дамские секреты, копировала записочки от возлюбленных и спрашивала у брата совета. Эльзеар относился к своей миссии очень серьезно, не морализировал, но старается помочь сестре.
Арман деликатно молчал и страдал. В конце концов он попросился на военную службу, и в 1791 году присоединился к Рейнской армии.
Но это были всего лишь цветочки. Над головой семьи де Кюстин сгущались грозовые тучи.
Но пока прервем рассказ и узнаем, кем были родители Армана.
Мать Армана, Аделаида Луиза Колетт (Селеста) Гагнат де Лонни, умерла совсем молодой в 24 года, успев родить двоих детей: сына Рено-Луи-Филипп-Франсуа (Армана) и дочь Аделаиду-Анн-Филипп.
Отец Армана, Адам Филипп, граф де Кюстин, был французским боевым генералом.



Несмотря на то, что де Кюстин был строгим и требовательным командиром, солдаты его любили и прозвали "генеральские усы"

Он участвовал в Семилетней войне еще совсем молодым офицером. В Американской войне за независимость он присоединился к армии генерала Рошамбо, чья армия сыграла решающую роль в поражение британской армии в Йорктауне в 1781. После успешной кампании в США граф де Кюстин вернулся на родину и снова стал служить в своем отряде Королевской армии, и очень быстро дослужился до генерал-лейтенанта. Он был отважен, очень энергичен, занимался реформированием армии... и был не чужд прекрасного.
В 1770 году де Кюстин приобрел недвижимость в районе Нидервиллер, в том числе фабрику по производству керамики.
Niderviller pottery - один из самых известных французских производителей керамики. В 1735 году хозяйка деревни Нидервиллер Анн-Мари Дефонтен, женщина рачительная и хозяйственная, решила использовать свои леса и карьеры с пользой, открыв гончарный завод. Она собрала в Лотарингии персонал, имеющий понятие о гоначарном деле, и завод начал работу. Дело шло неплохо, если в 1748 году ее племянники продали завод за 90 000 ливров барону Жану Луи де Бейерле. В 1763 году компания начала производить фарфор благодаря помощи рабочих из Саксонии, которых привез Байерле.
Барон де Бейерле был квалифицированным производителем фарфора. Он - автор двух известных книг по производству фарфора, в каждой из которых рассматривается керамическая техника, секреты керамического производства, обжиг керамики и прочие тонкости производства. Его книги, которые сыграли важную роль в открытии и развитии современного фарфора, до сих пор считаются визитной карточкой того периода.
Для производства фарфора Нидервиллера из Германии привозили прекрасную белую фарфоровую глину, известную как каолин, пока барон де Бейерле не купил первые каолиновые рудники во Франции в Сен-Ирие-ла-Перш. Паста, произведенная из этого каолина была белой, прозрачной и позволяла производить керамику определенного цвета и веса. Художественным руководителем была его жена, Маргарита Шалон-Дроленво. Считается, что глазурь фабрики Niderviller была наилучшего качества и блеска, очень напоминающая современную глазурь, используемую в Севре.



Фарфоровое блюда периода Бейерле, 1760-ые годы

Когда в 1765 году умер Франциск I, северо-восточная территория вернулась под владение французской короны и на мануфактуру были введены новые, жесткие ограничения. Видимо, поэтому, не желая рисковать финансами, Бейерле продал фабрику Адаму Филиппу, графу де Кюстину.
Первые восемь лет фабрику лихорадило, был момент, когда де Кюстин почти сдался и подумывал о банкротстве, но партнерство с химиком Франсуа-Анри Ланфри спасло положение. Ленфри модернизировал производственный процесс, и фабрика начала производить посуду и фарфор малых форм в английском стиле.





Будучи владельцем фарфоровой фабрики, граф де Кюстин оставался боевым офицером. Когда начала набирала силу Французская революция, граф остался в Национальном учредительном собрании. Там он поддержал создание конституции. Он поддерживал отмену некоторых прав господского класса, но в тоже время решительно защищал королевскую власть и права знати.
Генерал привез передовые идеи из Америки и привил принципы демократии всей своей семье. Дельфина не была исключением, идеи вольнодумства пришлись ей по вкусу. Эти идеи, пожалуй, были единственными, которых они одинаково придерживались с мужем. Маленький Астольф был непослушным мальчишкой, и Дельфина с гордостью говорила: "Он яростный демократ".
После роспуска Законодательного собрания в октябре 1791 года граф де Кюстин был назначен генерал-лейтенантом армии Вогезов (армия добровольцев).
В в 1792 году армия графа де Кюстина взяла Шпейер, Вормс, Майнц и Франкфурт. Зимой прусская армия вынудила его покинуть Франкфурт. Это произошло во время предательского сотрудничества Шарля Франсуа Дюмурье с австрийцами. Де Кюстина вызвали в Париж и обвинили в измене, но умелая защита Робеспьера (который был юристом) сняла с генерала все обвинения.
В 1793 году, когда де Кюстин поручил курировать битву у Рейнцаберна одному из своих генералов, а сам выполнял другое задание, в битве что-то пошло не так, и свои начали стрелять в своих. Генерала снова обвинили в измене и арестовали. Чрез несколько дней пришло известие, что Майнц капитулировал и Валансьен потерян. Робеспьер на этот раз генерала не защищал. Революции нужны только успехи, Конвенция не признавала поражений и считала их преступлением. Участь генерала была решена.
Дельфина узнала об аресте свекра, когда была в гостях у своей невестки. Она понимала, что взяв отца, Революция заберет и сына. Дельфина помчалась в Париж, она должна защитить свекра, человека, которого считала своим отцом. Получив разрешение, она ходила на свидания к свекру и обивала пороги Трибунала. Когда поняла, что ничего уже изменить нельзя, она сидела в зале суда, чтобы свекор видел хотя бы одно родное лицо и чувствовал поддержку.
В начале своих мемуаров "Россия в 1839 году" Астольф де Кюстин рассказывает о том, как его мать едва не растерзали на лестнице у Дворца правосудия. Дельфина де Кюстин в очередной раз приехала во Дворец правосудия на судебное заседание. Она старалась одеться незаметно и скромно, но благородную особу даже в платье простолюдинки вычислить несложно. Выходя из здания после судебного заседания, она была встречена враждебно настроенной толпой. Генерала ненавидели, и многие готовы были расправиться с ней тут же, на лестнице. Спасла ее уличная торговка с младенцем на руках: она отдала ребенка Дельфине со словами: "Возьмите его. Я заберу его у вас внизу". "Искра материнской любви пронзила сердца двух женщин – и толпа почувствовала это. Матушка взяла ребенка, поцеловала его и пошла сквозь потрясенную толпу, укрываясь этим новоявленным щитом".
8 августа 1793 года, генерал Адам Филипп, граф де Кюстин был казнен на гильотине.



Перед казнью генерал де Кюстин встретился с аббатом Лотерингеном для исповеди и молитв.

Следующим был сын генерала, Арман де Кюстин. Революция требует крови. Но Дельфина не сдалась, то, что она делала для свекра, она делала и для мужа и даже больше. Каждый день она проводила с ним долгие часы в тюрьме, но раскаяние и слова любви Дельфина произнести не могла, она не умела говорить то, что не чувствовала. Она исполняла свой долг.
Дельфина не видела другого пути спасения, кроме побега. С большим трудом она собрала 30000 франков и предложила их дочери тюремщика за помощь в побеге. Дочь тюремщика согласилась помочь. Дельфина разработала план, по которому дочь тюремщика отдаст Арману свою одежду и отвлечет охрану, а Арман, переодевшись, сбежит и окажется на свободе. План тщательно продумали и согласовали, но в это время Конвенция издает приказ: любой, кто способствовал побегу врагов революции, будет казнен. Узнав об этом, Арман отказался подвергать опасности свою жену и дочь тюремщика. Единственный шанс спастись Арман не использовал.
Обвинение Армана было совершенно абсурдным: "Это противоречит природе вещей, когда такой сын, как вы, будучи в переписке со своим отцом, не является его сообщником" - сыновья любовь и порядочность послужили доказательствами обвинения. Последнее, что сделал перед смертью Арман - написал письмо Дельфине, в котором просил ее быть спокойной и выполнять свою миссию. Через пять месяцев после казни отца, голова его сына полетела в корзину палача.
После казни мужа у Дельфины был нервный срыв, работники тюрьмы вывели ее, почти бесчувственную, за ворота тюрьмы, и она осталась выполнять свою миссию без крепких спин мужа и свекра, без средств к существованию и с трехлетним ребенком на руках. Она не могла даже уехать к матери, которая укрылась в Пруссии, у нее не было паспорта.
Если бы Революция оставила ее в покое, было бы полбеды, но однажды к ней пришли комиссары, присланные Комитетом общей безопасности. В последний момент Дельфина успела затолкать коробку с компрометирующими письмами под диван, и пришедшие комиссары этот компромат не нашли. (Позднее несколько раз приводили уже арестованную Дельфину в дом, снова все обыскивали, допрашивали, исследовали секретер, паркет и прочее. По диван так никто и не заглянул).
Когда комиссары закончили обыск и поставили печати, то сообщили подследственной, что она до дальнейшего уведомления будет находиться под домашним арестом в своем доме под наблюдением сьера Моннеко, местного сапожника.
Понимая, что это может значить, и беспокоясь за сына, Дельфина решила бежать вместе с сыном, чтобы как-то добраться до матери, но ее выдала прислуга. Сначала Дельфину отправили в тюрьму Сент-Пелажи, в которой сидели многие аристократы. Затем перевели в тюрьму кармелитов.



Сент-Пелажи

Будущее Дельфины было туманным: скорее всего ее красивая голова должна была оказаться третьей головой де Кюстин в корзине палача, но тут судьба сделала крутой разворот. Это удивительная история, которую даже трудно представить себе в сериале, но она - истинная правда.
Среди трех комиссаров, которые были ответственны за то, чтобы доставлять Дельфину в следственный изолятор и везвращать обратно в тюрьму, был каменщик по имени Жером. Жером был молод, и его глубокие республиканские убеждения никоим образом не мешали ему ценить обаяние и красоту. Он был тронут грацией Дельфины, ее страданиями, ее слезами, и поклялся себе, что он должен сделать все на свете, даже рискуя жизнью, чтобы отобрать у палача "прекрасную аристократку".
На протяжении полугода Жером пользуясь своей привилегией комиссара, каждую ночь (!) прокрадывался в кабинет общественного обвинителя, где хранилась папка со списком заключенных. Каждое имя была записано на отдельном листке. Обвинитель регулярно извлекал несколько десятков листов, лежащих сверху, и отсылал их - для исполнения приговора. Новые листки подкладывались снизу. Жером перекладывал листок с именем Дельфины де Кюстин в самый низ. Только это и помогло ей уцелеть во время Террора.
Но это было не все, что сделал Жером для Дельфины. Ребенок Дельфины, Астольф, оставался в доме Дельфины с ее горничной Нанеттой. Нанетта перенесла кроватку ребенка на кухню и оставалась там все время заточения Дельфины. Нанетта продавала все, что только могла, в том числе и свои личные вещи, чтобы накормить себя и ребенка. Она смогла продержаться только три месяца, пока все вещи на продажу не закончились. Больше взять денег было неоткуда, оставалось только умирать с голоду. Жером, который иногда навещал горничную, чтобы рассказать ей о хозяйке, не мог вынести, чтобы ребенок той, кого он боготворил, умер от голода. Жером уговорил Нанетту брать у него небольшие суммы денег на еду до тех пор, пока хозяйка не выйдет из тюрьмы, но просил оставить это в тайне.
Жером был удивительным человеком. Ярый якобинец и в тоже время неисправимый романтик, он ясно понимал, какая пропасть его отделяет от Дельфины. Он ни на что не надеялся и ничего не ждал от нее, его поступки были абсолютно бескорыстными - это очень редкое качество во все времена.
Когда Дельфина вышла из тюрьмы, она подробно выспросила Нанетту, как ей удалось выжить и сохранить живым и здоровым ее сына. Нанетта призналась, что в течение полугода Жером каждую неделю присылал ей деньги с напоминанием никому и ничего не говорить.
Дельфина была очень тронута поступком человека, которого она почти не знала, и которого считала своим врагом. Когда новая власть начала преследование бывших революционеров, Дельфина спрятала Жерома у себя дома, а потом помогла ему эмигрировать в США. В Америке Жером смог сколотить небольшое состояние.
Вернувшись через консульство во Францию, Жером не мог не засвидетельствовать почтение той, кого обожал.
" Моя мать", - пишет в своей книге Астольф, - "относилась к нему как к другу. Моя бабушка из Сабрана, возвратившись из эмиграции, осыпала его знаками признательности. Он никогда не хотел быть частью нашего общества, он говорил моей маме: "Я приду к вам, когда вы останетесь одна. Когда с вами будут люди, я не приду, ваши друзья будут смотреть на меня, как на любопытного зверя. Вы принимаете меня по доброте, потому что я знаю ваше сердце. Но мне было бы неудобно с вами, у нас разное образование. Если я что-то сделал для вас, вы сделали тоже самое для меня. Мы квиты."
Моя мать всегда оставалась для него верным и полезным другом. Меня воспитали с чувством благодарности к нему".



Дельфина

Но вернемся немного назад, к тюремным злоключениям Дельфины. У Дельфины в тюрьме вспыхнула новая любовь. Среди ее сокамерников был генерал де Богарне, первый муж той, которая десять лет спустя станет императрицей. Не успел де Богарне познакомиться с Дельфиной, как попал под ее чары. Он влюбился как мальчишка. Это была горько-сладкая любовь, которой эти двое наслаждались на прогулках, украв несколько часов у своих тюремщиков. В остальное время они писали письма сами себе. "Она разрешила мне прикоснуться к себе", - с восторгом писал боевой генерал.



Генерал Александр де Богарне

Через некоторое вреия в тюрьме появилась Жозефина де Богарне, жена генерала. Но это ничего не изменило в отношения влюбленных. Дельфина и Жозефина даже подружились после освобождения. Они были одной крови и понимали друг друга.
Любовно-платонические отношения Дельфины и де Богарне продолжались до рокового дня казни генерала. Узнав о приговоре, де Богарне написал жене письмо, уверяя ее в своих самых преданных "братских чувствах". Затем он нашел Дельфину и нежно утешал ее. Он подарил Дельфине "арабское кольцо", которое Дельфина обещала носить всю жизнь. На следующий день в тюрьме на две вдовы стало больше.



Жозефине де Богарне и Дельфина де Кюстин

Когда Дельфина была в тюрьме, никто не хлотопал за нее и не приходил навестить ее. Мать и брат были за пределами Франции, а друзья боялись опалы. Только работники фарфоровой фабрики Niderviller подали за нее прошение, они любили ее.



Букет Дельфины из фарфора производства Niderviller pottery

Наконец пришел светлый день 9 термидора (27 июля 1794 года) для ожидающих в тюрьме своей участи. Термидорианский переворот привел к аресту и казни Максимилиана Робеспьера и его сторонников и положил конец эпохе террора. Тень смерти уже не витала над головой Дельфины, но из тюрьмы она вышла только в октябре.
После освобождения Дельфина смогла восстановить часть конфискованного семейного имущества. В этот период у нее были разные любовники, в том числе государственный деятель Франсуа Антуан де Буасси д'Англа, революционер, национальный герой Венесуэлы Франсиско де Миранда и государственный деятель Жозеф Фуше.
В тоже время Дельфина подумывала о замужестве. Она искренне радовалась замужеству матери с де Буффлером. "Я достойна быть его дочерью, потому что очень люблю его". - Писала Дельфина матери. - "Выходи за него быстрее! Как я была бы счастлива оказаться на вашей свадьбе! Почему этого не случилось раньше?"
Дальше в письме она задумывалась о своем будущем: "Что будет со мной, мама, когда мои лучшие годы закончатся? Я ни на что не буду годна и никому не нужна. Вот прекрасный конец! ... У меня не будет такого нежного и неповторимого друга, как у тебя, в мои поздние годы... Я хочу выйти замуж. Но где найти мужа? Вот загвоздка! Но это вряд ли сложно найти богатого человека лет пятидесяти, даже старше, мне все равно. Где его найти? Посмотри среди своего окружения".
Но муж у Дельфины так и не появился. Она была не из тех людей, чтобы жить в тихой гавани. Через несколько лет Дельфина встретила Франсуа-Рене де Шатобриана, который оказался ее последней и самой большой любовью.



Франсуа-Рене де Шатобриан

Примерно в 1787 году Шатобриан и Дельфина встретились впервые, он был безвестным офицером, а она - молодой замужней женщиной, почти ребенком. Никакое биение их сердец не дало им понять, что их ждет в будущем.
Во второй раз они встретились в 1803 году, Рене, прославленный и обожаемый писатель, и Дельфина в самом расцвете своего тридцатичетырехлетия. У них тут же вспыхнул роман.
Шатобриан сразу же взял быка за рога. Он поет Дельфине дифирамбы, клянется в любви, умоляет о встрече: "Я живу только надеждой увидеть тебя снова. Пожалуйста, одно слово, одно слово, чтобы помочь мне пережить этот день..." Какая женщина устоит перед таким натиском?
Но в самый разгар их романа Шатобриан уезжает в Рим, куда зовет его к себе прежняя любовница Полин де Бомон, которая умирает у него на руках.
Когда Шатобриан вернулся из Рима, у них с Дельфиной началась семейная жизнь. Дельфина впервые счастлива, она стала чувствовать себя спокойно и уверенно, совсем как в детстве. Она ни перед кем ни в чем не виновата и никому ничего не должна.
Дельфина купила красивый нормандский дом Шато-де-Фервак и занялась живописью, ей даже прочили славу второй Элизабет Виже Лебрен (портретистка, известная как мадам Ле Брен).



Рисунок Дельфины, на котором она изобразила своего сына Астольфа

В своем доме Дельфина устроила литературный салон, чтобы "гений", как она называла Шатобриана, мог встречаться со своими друзьями.
Но эта идиллия продолжалась не слишком долго. Быть возлюбленной творческого человека, к том же гения, дело не простое. Гении быстро вспыхивают, но так же быстро могут остыть. На место горячего пыла пришла простая привязанность. Шатобриана начали тяготить вечера с Дельфиной. Сначала он начал приезжать с другом, а потом стал появляться все реже. В ответ на упреки Дельфины о том, что он забыл о ней, Шатобриан резко отчитал ее, сказав: "Я говорю тебе, что если ты встретишь меня хмурым взглядом, ты увидишь меня в последний раз..."
Дельфина смирилась. Она согласна на дружбу. Она не хочет потерять ту любовь, которую искала всю жизнь.
В июле 1826 года уже неизлечимо больная Дельфина в последний раз увидела человека, любовь к которому была ее мучением и ее счастьем.
В своих мемуарах Шатобриан описывает свою последнюю встречу с Дельфиной так: "Я видел маркизу де Кюстин, наследницу длинных волос Маргариты Прованской, жены Сен-Луи, с которой у нее была одна кровь, ту, которая стояла перед эшафотом с таким огромным мужеством, я видел ее, белее мела, одетую в черное, ее талия была истончена смертью, ее голова украшена единственным украшением - ее шелковыми волосами, я видел ее улыбку на бледных губах и ее красивые зубы, когда она покинула Сешерон, недалеко от Женевы, чтобы скончаться в Бексе... Я слышал, что ее гроб провел ночь на одиноких улицах Лозанны, чтобы занять свое вечное место в Ферваке: она поспешила спрятаться в земле, которой она владела лишь на мгновение, как и ее жизнь"



Последнее пристанище Дельфины. Здесь же похоронен и ее сын.

К сожалению, я не знаю ни фильмов, ни книг об этой удивительной женщине. Вернее, книги и мемуары на французском языке есть, но французским, увы, я не владею. Пришлось собирать сведения по крохам в интернете из разных источников, в том числе, из материалов, посвященных матери Дельфины, мемуаров ее сына, и с исторических форумов.
Tags: женщины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Happy birthday, Wills!

    Герцогу Кэмбриджскому сегодня исполняется 39 лет. Источники сообщают, что принц родился в 21.03 в больнице Святой Марии в Паддингтоне и весил 7…

  • Тридцать три удовольствия

    "Тот, кто умеет наслаждаться жизнью, не бедствует", - сказал древнекитайский философ Ян Чжу, противник конфуцианства. То, чем владеет человек, можно…

  • Пираканта цветет

    Некоторое время назад я писала о пираканте ( тут), из которой мы решили сделать бонсай. Мы собирались сделать ей обрезку, отсечь ненужные ветки и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

Recent Posts from This Journal

  • Happy birthday, Wills!

    Герцогу Кэмбриджскому сегодня исполняется 39 лет. Источники сообщают, что принц родился в 21.03 в больнице Святой Марии в Паддингтоне и весил 7…

  • Тридцать три удовольствия

    "Тот, кто умеет наслаждаться жизнью, не бедствует", - сказал древнекитайский философ Ян Чжу, противник конфуцианства. То, чем владеет человек, можно…

  • Пираканта цветет

    Некоторое время назад я писала о пираканте ( тут), из которой мы решили сделать бонсай. Мы собирались сделать ей обрезку, отсечь ненужные ветки и…