pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Categories:

Патрисия Кавендиш O’Нил, дочь леди Килмор

Пэт Кавендиш O’Нил, дочь знаменитой леди Килмор, была личностью незаурядной и не менее известной, чем ее мать, только на другом поприще. Пэт посвятила свою жизнь животным, была автором публикаций о животных, заводчиком и дрессировщиком скаковых лошадей.
Леди Килмор, была не только красива, но и умна, она воспитывала дочь так, чтобы та не оставалась в тени ее известности, а нашла свой путь в жизни, который приносил ей радость и удовлетворение.
Пэт прожила долгую и интересную жизнь, она любила свою мать, восхищалась ее красотой, но никогда ей не завидовала. Она любила животных и людей, а животные и люди любили ее.




Патрисия (Пэт) Энид Кавендиш родилась в 1925 году. Она была дочерью бригадного генерала Фредерика Кавендиша и Энид Линдеман, о которой я писала тут.
Мама была для маленькой Пэт - центром вселенной, красивой, веселой, щедрой. Ее отец, бригадный генерал Фредерик, любил собак и лошадей, и Пэт выросла в окружении животных.

Когда леди Килмор вышла замуж в третий раз, ее муж, виконт Фернесс, возненавидел детей, причем, ненавидел он не только пасынков и падчерицу, но и своего собственного ребенка от предыдущей жены Тельмы. Леди Килмор не давала детей в обиду, и, в конце концов, чтобы не травмировать их, поселила отдельно, наняв персонал. Но несмотря на свою нелюбовь к детям, виконт Фернесс брал детей жены в их поездки с Энид в Кению, которые заложили начало любви Пэт к этой стране.
В подростковом возрасте Пэт была робкой и косноязычной, но она нравилась всем друзьям матери. Она выросла в роскоши, летала на частных самолетах, плавала на роскошных яхтах и ездила только в вип-вагонах. Она жила в огромных особняках Франции и Италии и в роскошных квартирах Нью-Йорка. В семейном доме Ла Фиорентина Пэт встречалась с самыми известными людьми мира. Ее мать дружила с Коко Шанель, генералом Эйзенхауэром и Уинстоном Черчиллем. Уинстон Черчилль даже послал Пэт и ее матери частный самолет, когда им пришлось бежать из Франции в Португалию во время Второй мировой войны.
Когда Пэт выросла, то превратилась из застенчивого подростка, в милую, симпатичную девушку.



Пэт, как и ее мать, обладала харизмой и каким-то женским магнитизмом. В нее влюблялись мужчины, а она влюблялась в них. В одной из своих книг A Lion in the Bedroom Пэт рассказывает романтическую историю, которая произошла у нее с поэтом Ричардом Мерфи (приведу перевод отрывка из этой книги с сокращениями, выделяя курсивом пересказ своими словами).
Пэт было 23 года, и она вместе с мамой и братом Рори прибыла на Багамские острова. Первый визит они нанесли в Дом правительства. Пэт впервые была в таком месте, ей все нравилось и все приводило в восторг. Пэт оглядывала обстановку и представляла, что этот дом был домом человека, бывшего короля Англии Эдуарда VIII, который отрекся от престола ради любви, некоторое время был здесь губернатором и жил со своей красавицей-женой. Подняв глаза, Пэт вдруг увидела, что мимо проходит "самый красивый и элегантный молодой человек" с бумагами в руках.



- Он был очень высоким и обладал всей темной задумчивой красотой байронического персонажа, - пишет в своей книге Пэт. - Он был настолько идеален для этой экзотической обстановки, что на мгновение мне показалось, что он часть моего воображения. Он улыбнулся мне и исчез в одной из открытых дверей".
Вечером Пэт, ее мать и брата пригласили на вечеринку в саду.
- Это происходило в красивом тропическом окружении пальм, водопадов и прудов, и нас встретил не кто иной, как новый герой моей мечты, Ричард Мерфи. Этот молодой человек с угольно-черными волосами и веселыми глазами, как я теперь узнала, был адъютантом своего отца, губернатора Багамских островов... Я очень нервничала, боялась, что няня с ее ястребиным взглядом может заметить мое  увлечение или что Ричард сам поймет, что он меня очаровал. В этой толпе посетителей не было другого человека, который мог бы сравниться с ним даже внешне. Я все время говорила себе, что только в книгах можно влюбиться с первого взгляда.
После вечеринки Пэт думала, что больше никогда не увидит Ричарда, но он позвонил на следующий день и пригласил ее с няней на званый обед в честь боксера Джина Танни.
- Несколько ночей спустя я сидела между боксером и Ричардом. Было удивительно думать, что рядом сидит чемпион мира в супертяжелом весе, и он приверженец Шекспира и любит цитировать его. Это был замечательный вечер. Я не только сидела рядом с Ричардом, который, как я теперь поняла, нашел меня привлекательным, иначе он не стал бы приглашать нас на все мероприятия Дома правительства, но и слушала, как Танни и Ричард обсуждают Шекспира. Ричард, как я теперь узнала, был оксфордским ученым и поэтом. (Позже он стал одним из самых выдающихся поэтов Ирландии).
Молодые люди часто виделись, и Ричард проводил с Пэт столько времени, сколько мог, но ему часто приходилось прерывать встречи и выполнять свои официальные обязанности. Они катались на машине под луной и целовались под пальмами. Пэт была на вершине счастья. Но вдруг Ричард исчез без объяснения причин. Шли недели, Ричард не звонил и не приезжал. Несколько дней Пэт сидела у телефона, а потом стала думать, что Ричард встретил другую девушку. Наконец, Пэт стала привыкать к мысли, что ее прекрасный роман подошел к концу. Пэт вернулась к обычной жизни, плавала, каталась на водных лыжах и танцевала, но романтических вечеров у нее больше не было.
И вот однажды, когда она вернулась с пляжа, ее позвала няня и сказала, что ее ждет леди Мэрфи (мать Ричарда), и она хочет поговорить с ней о Ричарде.

- Леди Мерфи посмотрела на меня зловещим взглядом, и я почувствовал себя рыбой, извивающейся на конце лески. Я затаила дыхание, ожидая услышать, какой грех я совершила. Воцарилась ужасная тишина, пока они оба смотрели на меня. Затем леди Мерфи сказала: "Мой сын Ричард очень любит тебя. Я не знаю, как ты к нему относишься, но мне хотелось бы знать, как бы ты ответила, если бы он попросил тебя выйти за него замуж".
Снова наступила тишина, пока они обе продолжали смотреть на меня. "Если ваш ответ будет отрицательным, - продолжала леди Мерфи, когда я пыталась оправиться от шока, - мне нужно будет посмотреть, что можно сделать для моего сына, который, будучи поэтом, очень романтичен, и я беспокоюсь о том, что отрицательный ответ может сказаться на его здоровье".
Няня посмотрела на меня и сказала: "Пэт, леди Мерфи разговаривает с тобой. Что ты собираешься ответить? Не сиди молча. Ты собираешься выйти за него замуж?"
Вместо того, чтобы врата ада открылись передо мной, эти две старушки открывали мне врата в рай. Я не могла в это поверить.
"Да", - сказал я, обращаясь к леди Мерфи.
Позже сам Ричард предложил Пэт выйти за него замуж. Помолвка состоялась в казино. Пэт была в полуобморочном состоянии. Выйдя в дамскую комнату, Пэт грохнулась в обморок. Кто-то привел ее в чувство, привел к дамской комнате, и освежившись, Пэт вернулась к гостям. Она молила бога, чтобы никто не видел ее позора, но, по крайней мере, ей никто об этом не напоминал.
Пэт переехала в Дом правительства со своими двумя собаками.
...
- Во время моего пребывания в Доме правительства леди Мерфи устроила большой праздник, чтобы собрать деньги для одной из благотворительных организаций... Несколько дней я бесцельно бродила с собаками, стараясь никому не мешать. Незадолго до официального открытия я увидела приближающуюся ко мне леди Мерфи. "Пэт, у меня замечательная идея", - сказала она, решив, что ее будущая невестка оставляет желать лучшего, когда дело касается полезности. - Вы будете русалкой и сядете посреди пруда. Детям это понравится. У вас будет большая табличка с надписью "Бросьте монетку в воду и загадывайте желание".
Когда Леди Мерфи что-то решила, она не принимала никаких возражений. Несмотря на то, что она была невысокой женщиной, она стояла за троном и управляла Домом правительства и всеми его обитателями железным жезлом. В кратчайшие сроки меня отвели в ее комнату, где она и ее служанка сняли мерки для рыбьего хвоста...  хвост русалки был произведением искусства. Сделанный из сетки, он был покрыт красивой небесно-голубой и белой чешуей, и на нем был большой мягкий плавник, тоже выкрашенный в бело-голубой цвет. В день праздника на мне была маленькая синяя двойка, которая была пришита к хвосту. Меня отнесли на остров посреди пруда с рыбой, в то время как примерно в 2 часа дня подавали обильный шведский стол.
К 8 часам вечера я все еще сидела в пруду. Мой любимый, но сложный и угрюмый Гамлет решил, что мне нужно преподать урок за какой-то проступок, который я совершила по отношению к нему. Наступила ночь, и я увидела, что гости Дома правительства собираются обедать. Спасения не было видно, я была обездвижена из-за хвоста, измучена сидением в течение стольких часов. К тому же в пруд бросали не только монеты. Прошли ужасные мальчишки и, посчитав это шуткой, забросали русалку камешками, когда никто не видел. Мне стало казаться, что мне придется провести остаток ночи в заточении в пруду. В конце концов совесть Ричарда взяла верх, и я был освобождена из тюрьмы. Мои дни в Доме правительства подходили к концу. Мама была в Нью-Йорке и летела в Нассау, чтобы забрать меня и отвезти обратно на юг Франции. Когда она приехала, мы обсудили планы на свадьбу и назначили ее в Лондоне на начало сентября 1949 года...
В нашу последнюю ночь в Доме правительства леди Мерфи устроила званый обед. Ричард, зная, что знаменитое декольте моей матери будет видно в одном из ее прекрасных вечерних платьев, приказал лакеям установить большое зеркало над обеденным столом из красного дерева. Я об этом не знала, но 50 лет спустя Ричард сказал мне, что сделал это специально, так как хотел увидеть реакцию своего отца на такую великолепную экспозицию.
Моя мама всегда носила платья от кутюр, так что они просто закрывали ее соски. Как она говорила: "Если у вас есть, что показать, покажите. Обязательно оставьте что-то для воображения, но не все". Она часто подмигивала мне через стол, потому что тот, кто сидел рядом с ней, был явно ослеплен тем, что демонстрировалось в зеркале. Ричард поразил не только своего отца, но и себя самого. Он был безмерно внимателен и подливал маме напитки, а это вполне можно было оставить лакеям. Я смеялась про себя, наблюдая, как восхищенные гомо-не-такие-уж-и-сапиенсы собираются вокруг моей прекрасной матери.
Казалось, что скоро наступит кульминация счастья - свадьба. Но...
- Мне показалось, что сентябрь мчится ко мне на всех парах. Планы были реализованы, и я начала паниковать. Ричард был всем, за что умерла бы любая девушка в здравом уме. Но для меня, которая никогда не была в здравом уме, обязательство вступить в брак было кошмаром. Это будет происходить со мной всю оставшуюся жизнь, и поэтому я всегда отказывалась венчаться в церкви. Как дикое животное, мне нужно было чувствовать себя свободной, и брак, в моем понимании, символизировал потерю свободы.
За месяц до свадьбы я написала Ричарду и разорвала помолвку... Для меня это был очень грустный и эмоциональный момент, когда мне пришлось попрощаться с моим прекрасным Гамлетом..."
Ричард примчался в Лондон, пытался уговорить Пэт, но она осталась непреклонной. Встретились они только через 50 лет. К тому времени Ричард был женат, получил признание благодаря своей поэзии и был профессором англо-ирландской литературы и драмы в Университетском колледже в Дублине. После полувековой разлуки Пэт и Ричард провели вместе два дня. Когда они выезжали из дома, электронные ворота долго не открывались, и Ричард сказал: "Разве не было бы замечательно, если бы ворота отказались открываться, и я мог бы держать тебя здесь со мной навсегда?" Ричард признался, что всегда следил за жизнью Пэт и даже иногда ездил туда, где была она.
Ричард подарил Пэт книгу своих стихов и написал на ней: "Для Пэт, с любовью, возродившейся через 48 лет, от Ричарда ... вспоминая Джо Луи, Джина Танни и русалку, брошенную в пруду в Доме правительства в Нассау..."

- За несколько дней его визита я снова влюбилась, - заканчивает свой рассказ об этой истории Пэт.



Энид очень надеялась, что Ренье, сын ее друга, принца Луи Монако, женится на Пэт, но в сентябре 1950 года Пэт встретила на лайнере Orcades, когда они направлялись в Австралию, Фрэнка О'Нила, сына управляющего Manly Baths в Сиднее, влюбилась в него и вышла за него замуж.



Фрэнк был известным пловцом, участвовал в Олимпиаде 1952 года, но главное, был ловеласом, не пропускал ни одной юбки. Женщины были от Фрэнка без ума, а он не отказывал никому. Очень быстро Пэт в нем разочаровалась.
Несколько лет спустя Пэт встретила художника графа Эймона де Русси де Сальса и опять влюбилась.



Леди Килмор наняла частного детектива, чтобы помочь дочери с разводом, но у женщины-детектива, котопрая следила за Фрэнком, разгорелся с ним роман, и она отказалась давать показания. Но Пэт и Фрэнк, все-таки, развелись, и Пэт вышла замуж за Эймона в Нью-Йорке.
Жизнь с художником пришлась Пэт не по вкусу, и с ним она тоже развелась.
После развода с Эймоном, Пэт уехала к младшему брату Кэрилу в Кению. В Кении Пэт сразу же окружила себя животными. Поклонник подарил ей львенка, который сразу же стал любовью всей ее жизни. Тана, так Пэт назвала львенка, была для Пэта "символом храбрости, гербом Англии, героем фольклора племен масаи".
Пэт говорила, что она никогда не чувствовала в Кении никакой опасности, поскольку масаи считали ее "великим знахарем". У Пэт были лекарства и медикаменты, она была единственным человеком с западной медициной, и она помогала лечить местное население. Люди считали волшебством то, что в ее постели спал ручной лев. Когда они заболевали, то думали, что на них наложили проклятье, и просили Пэт о снятии проклятья. Пэт давала больным лекарство, заставляла Тану обходить их, а сама в это время бормотала какую-то абракадабру. Затем она говорила больному: "Теперь ты в порядке". Позже, смеясь, она говорила: "Так мы с Таной снимали порчу".
Однажды масаи пришли к Пэт с политической просьбой. Они попросили Пэт поговорить с королевой и посоветовать ей дать Кении независимость. "Разве королева не знает, что вы живете со львом?", - спросили они.



Еще одним любимцем Пэт был шимпанзе Джозеф.



Позже к Пэт переехала леди Килмор и старший брат Рори. В это время у Пэт был роман с "великим белым охотником" Стэном Лоуренсом Брауном, который, как она выразилась, "зарабатывал себе на жизнь убийством животных, а я хотела их спасти". Их роман продолжался до 1968 года. Пэт вместе с матерью пришлось перебраться из Кении в Южную Африку. Во-первых, врачи убедили леди Килмор, что высота в Кейптауне лучше для ее сердца. Во-вторых, в Кении начались волнения и обстановка стала нестабильной.
Пэт выпустила свою любимую Тану в дикую природу и очень гордилась тем, что львица смогла приспособиться.
По совету своей подруги Берил Маркхэм, Энид купила поместье Бродлендс в Сомерсет-Уэст, в Капской провинции. Пэт взялась за обучение лошадей матери.
В начале 1970-х годов, через пятнадцать лет после их развода, по настоянию матери и братьев Пэт снова вышла замуж за Фрэнка. Фрэнк часто приезжал в Кению, делал попытки вернуть отношения и, наконец, предложил Пэт снова пожениться.
В партнерстве с Фрэнком, Пэт импортировала лучших лошадей из Австралии и стала одним из ведущих заводчиков и дрессировщиков Южной Африки.



С 1990-х годов Пэт посвятила себя заботе о животных. К 2003 году она кормила 65 собак и 14 кошек. Были также лошади, ослы, овцы, свиньи, домашние птицы, попугаи ара. Второй том мемуаров Пэт посвящен последней большой любви в ее жизни - Калу, спасенному в охваченном войной Заире шимпанзе. Когда ей исполнилось восемьдесят, Калу и ее любимые бабуины (32) поселились рядом с домом, и были созданы Центр по уходу за животными и Фонд животных Кавендиш О'Нил, чтобы обеспечить их благополучие после того, как она умрет.



Пэт опубликовала свою первую книгу в 2004 году под названием A Lion in the Bedroom (Лев в спальне), а в 2013 году - A Chimpanzee In The Wine Cellar (Шимпанзе в винном погребе).
Умерла Пэт Кавендиш O’Нил в возрасте 94 лет в 2019 году. Как писали СМИ, у Пэт была необыкновенная жизнь, которая перетекала из салона в джунгли, из компании королей в царство животных.
"Я научилась ездить на лошади раньше, чем смола ходить. Когда мне было шесть лет, отец позволил мне скакать через препятствия. Мои ноги были слишком короткими, чтобы достать до стремян, но это было просто замечательно - совершать все эти прыжки на максимальной скорости. Вот почему я могла жить с дикими животными; они могут уловить ваши чувства, и если вы боитесь, они знают об этом. Я никогда не боялась", - говорила Пэт.


Tags: Англия, женщины
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments