pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Categories:

Джейн и Мэй Моррис

Джейн и Мэй Моррис - жена и младшая дочь Уильяма Морриса, дизайнера, художника, поэта, издателя, крупнейшего представителя второй волны прерафаэлитов. Жена Уильяма, Джейн, - идеал красоты для прерафаэлитов, возлюбленная художника Данте Габриэля Россетти.



Слева - Джейн Моррис, справа - Мэй Моррис, портреты работы Данте Габриэля Россетти.


Джейн Моррис (в девичестве Бёрден) родилась в 1839 году в Оксфорде в семье конюха Роберт Бёрдена и его жены Энн Мейзи, которая была прачкой. Семья была бедной и неграмотной, но Джейн и ее сестра Бесси (Элизабет) были, явно, девушками неглупыми и стремились к лучшей жизни, потому что посещали театральные представления, на одном из которых Джейн заметили художники Данте Габриэль Россетти и Эдвард Бёрн-Джонс, которые писали фрески по мотивам Артуровского цикла в библиотеке Оксфордского союза. Они были поражены её красотой и уговорили позировать.



Джейн в 18 лет. Набросок Уильяма Морриса

Сначала Джейн была моделью у Россетти, который рисовал с нее королеву Джинерву



Сэр Ланселот в покоях королевы Джинервы. Данте Габриэль Россетти.

а затем у Уильяма Морриса



Прекрасная Изольда. Уильям Моррис

Во время работы над картиной Моррис влюбился в Джейн и предложил ей выйти за него замуж (Россетти жениться на Джейн не мог, он был женат на Элизабет Сиддал, которая была тяжело больна). Джейн согласилась выйти замуж за Морриса, но по ее собственному признанию она не была влюблена в него, но это был ее шанс подняться по социальной лестнице, иначе ее ждала такая же участь прачки или прислуги, как ее мать. Джейн была безграмотна, речь ее была грубой, простонародной, и поскольку она выходила замуж за джентльмена, после помолвки она начала брать частные уроки. Джейн оказалась талантливой ученицей с острым умом. Она выучила французский и итальянский языки и научилась прекрасно играть на фортепьяно. Ее манеры и речь настолько изменились, что знавшие ее люди говорили, что она общается, как "царственная особа". Позже Джейн вошла в высшее английское общество, и говорят, что Бернард Шоу писал Элизу Дулиттл в "Пигмалионе" с нее.



Джейн в 26 лет. Джейн Моррис олицетворяла для прерафаэлитов рыжеволосую красавицу, но в жизни она была черноволосой и бледнолицей. Так описывал ее и писатель Генри Джеймс. Он был от нее в восторге и называл "само совершенство".

После свадьбы Моррисы жили в Красном доме в Бекслихите. Этот дом Морис построил специально для себя, Джейн и своих будущих детей. Уильям Моррис происходил из богатой семьи (отец его был финансист, владелец медных рудников). Он купил участок земли в деревне Аптон в Кенте, недалеко от Лондона и нанял своего друга архитектора Уэбба, чтобы тот помог ему спроектировать и построить дом. Моррис был вдохновлен искусством средневековья, поэтому в дизайне есть элементы в неоготическом стиле. Сейчас Красный дом (Red House) считается ранним примером архитектуры движения "Искусство и ремесла".
Дизайн внутренней отделки дома создавал сам Уильям Моррис, некоторые элементы ему помогали расписывать его друзья, Эдвард Бёрн-Джонс и Данте Габриэль Россетти.
В этом доме родились обе дочери Уильяма и Джейн Моррис - Дженни и Мэй. Уильям намеревался прожить в этом доме всю жизнь, но потом понял, что дом слишком дорогой и неудобный для проживания семьи.



Через пять лет семья переехала на Queen Square в Блумсбери в центре Лондона, а дом Моррис продал. Позже он купил Kelmscott House в Хаммерсмите.
Джейн не была слишком счастлива в замужестве, и, видимо, Уильям Моррис понимал это, потому что не препятствовал увлечению Джейн Россетти, для которого она была не только натурщицей, но и музой. У Джейн и Россетти были высокие, высокие отношения глубокие эмоциональные отношения, и Джейн вдохновляла Россетти писать стихи и создавать одни из его лучших картин.
Когда жена Россетти умерла, Уильям Моррис часто и надолго оставлял Джейн наедине с другом. Вряд ли ему было просто это делать, но он любил жену, и говорил, что не считает жену своей собственностью и не ограничивает ее в источниках счастья. Для окружающих каким-никаким алиби было то, что Джейн позирует Россетти для его картин. В 1871 году Уильям Моррис отправился в Исландию, оставив свою жену и Россетти обставить дом и провести там лето.



Слева "Мнемозина", богиня памяти. Россетти начал писать ее, как эскиз к другой своей работе "Астарта Сирийская (справа), но позже превратил эскиз в картину.

Одна из наиболее известных картин Россетти — "Пандора". История написания этой картины достаточно трагична. После смерти жены, поэтессы Элизабет Сиддал, Россетти винил себя в ее смерти. Элизабет была больна туберкулезом и для облегчения болей принимала лауданум (опиумную настойку). Ее здоровье окончательно подкосило рождение мертвого ребенка. Через год Элизабет умерла от передозировки лауданума (по некоторым данным это было самоубийство). Россетти винил себя за то, что не уследил за ней. Россетти похоронил свои поэмы в гробу с супругой, но потом передумал, добился эксгумации и опубликовал свои похороненные сочинения. Он начал писать "Пандору" как раз в то время, когда принял решение вскрывать могилу жены, чтобы выпустить свои мучения на волю, совсем как Пандора выпустила из ящика несчастья. Этот вариант "Пандоры" Россетти выставлялся на Сотбис в 2014 году за 8−11 млн. долларов. Ею все восхищались, но никто не захотел иметь дома ящик с бедами, который вот-вот откроется.



Брат художника Уильям Майкл Россетти писал о музе и возлюбленной брата так: "это лицо было создано, чтобы разжечь огонь его воображения и оживить его силы, это лицо, полное загадочного и невыразимого смысла". Россетти рисовал Пандору, используя фотосессию Джейн, которую они сделали в 1865 году вместе с Джоном Парсонсом, ирландским фотографом и художником. Ящик, который у Джейн в руках, Россетти делал сам, он прилагался к картине. Где он сейчас неизвестно. Если скомуниздил какой-то коллекционер, то не факт, что оттуда на него не посыпались несчастья, и он его мог сжечь, а может быть ящик пылится на чьем-нибудь чердаке и ждет своего часа.



Портрет Джейн Моррис и ее фото 1865 года

Джейн Моррис была рядом с Россетти, когда он пытался покончить с собой, не выдержав травли критиков. Она была рядом и во время других его нервных срывов, которых было немало. Но когда поняла, что он слишком увлекся алкоголем и наркотиками, оставила его и вернулась к мужу, хотя контакты с ним не обрывала до самой его смерти в 1882 году.
В 1884 году Джейн познакомилась с поэтом и политическим активистом Уилфридом Скоуэном Блантом на одной из домашних вечеринок, которые устраивала ее близкая подруга Розалинд Ховард (позже графиня Карлайлская). Через некоторое время они стали любовниками (Блант был женат на внучке Байрона и любовница у него была не одна). Их сексуальные отношения продолжались не слишком долго, а потом они оставались близкими друзьями до его смерти.



Уилфрид Скоуэн Блант

Уильям Моррис умер в 1896 году, больше замуж Джейн не выходила. За несколько месяцев до своей смерти она купила усадьбу Келмскотт, чтобы обеспечить будущее своей дочери (после смерти Морриса усадьба Джейн не принадлежала). Джейн Моррис умерла в 1914 году.



Справа портрет Джейн Моррис работы Эвелин Де Морган



Слева - "Пиа де Толомей" и "Миссис Уильям Моррис" работы Россетти. Справа - "Дневной сон" и "Портрет Джейн Моррис" работы Россетти

Но нужно рассказать о главном таланте, который мог бы сделать славу Джейн не только, как натурщицы и музы, если бы она не была в тени талантливых мужчин. Это был ее личный талант, который обеспечивал ее мужу репутацию текстильного дизайнера. Джейн Моррис была искусной вышивальщицей, и была известна своими вышивками. Она научила этому ремеслу свою сестру и дочерей, и они все вместе воплощали идеи и дизайн Уильяма в жизнь.



Искусными вышивальщицами были и обе дочери Джейн и Уильяма Моррис, Дженни и Мэй. К сожалению старшая дочь Дженни страдала эпилепсией, и от приема лекарств ее здоровье было разрушено, она постоянно испытывала недомогание и не могла полноценно жить и работать.



Дженни (слева" и Мэй (справа) с мамой.

Мэй (Мэри) Моррис родилась в 1862 году. Она на 15 месяцев младше своей старшей сестры Дженни.
Когда читаешь воспоминания Мэй о ее с сестрой детстве, можно подумать, что они были невоспитанными сорванцами, растущими в артистической среде с ее свободными нравами. "Я была неопрятной, всегда очень грязной, и мне стыдно сказать, очень непослушной".



Сестры Моррис с детьми Бёрн-Джонса

Но когда дело касалось обучения, где нужно было серьезно и трудно работать, сестры Моррис спускались на землю и становились образцами послушания и ловкости в деле изучения изысканной вышивки и прочих навыков. Сестры под руководством матери и тети посвятили себя возрождению тонкого рукоделия, известного как "opus anglicanum", которое процветало в средневековой английской церкви. Эта вышивка часто выполнялась на бархатных или льняных основах с использованием золотых и серебряных нитей. Она дорого ценилась в Европе и часто использовалась для дипломатических подарков.



Оpus anglicanum 14 век

Мэй Моррис училась вышивке не только у матери и тети, но и в Национальном художественном училище, которое позже стало Королевским колледжем искусств. За неимением у отца сыновей и из-за болезни старшей сестры Мэй стала по сути "старшим сыном", наследницей своего отца в бизнесе. В 23 года она возглавила отдел вышивки в компании отца Morris & Co. Кроме того она отвечала за создание новых рисунков и дизайнов для обоев и ткани, в дополнение к руководству командой надомников и вышивальщиц.



Мэй была "хорошим" работодателем. Работники трудились у нее с 10 до 18, и она платила им приличную зарплату (в этой отрасли эксплуатировать женщин, платя им при этом ниже прожиточного минимума, было чуть ли не общепринятой практикой). Мэй считала, что "недоплаченная" работница не будет заботиться о качестве своей работы и ценить ее. В 1907 году Мэй вместе с Мэри Элизабет Тернер основала Женскую гильдию искусств, поскольку Гильдия работников искусства не допускала женщин.
Многие считают, что все знаменитые обои Морриса, созданные при его жизни, созданы им самим. Но например, известные обои "Жимолость" созданы Мэй Моррис



Молодая Мэй справлялась со своими обязанностями успешно, будучи одновременно и дизайнером и менеджером по производству. Она выполняла заказы от клиентов-аристократов, контролировала склады и отправку и создавала новые дизайны. Мэй черпала вдохновение прямо из природы, в отличие от ее отца, чьи рисунки опирались на древние тексты и архивные мотивы.



Акварель усадьбы Келмскот, которую Мэй написала в 20 лет после окончания Художественной школы, и вышитая ширма с изображением усадьбы, созданная позже

Различие между отцом и дочерью состояло в том, что Уильям был не против массового производства как такового, просто не любил плохие результаты процесса. Мэй же полностью предпочитала ручной труд, получая удовольствие, как от процесса, так и от результата. Мэй покинула компанию в том же году, когда умер Уильям, и с тех пор занималась только собственными проектами - преподавала, писала, редактировала 24-томник отца, читала лекции и принимала частные заказы на вышивки.



Деталь вышивки Мэй Моррис для подружки невесты



Аккуратность и чистота работ Джейн впечатляет



Мэй была социально активной женщиной, она вступила в Социалистическую лигу, где познакомилась со многими передовыми людьми того времени. Мэй ходила со своими единомышленниками в театр, рассуждала о сексуальном равенстве, посещала музыкальные вечера и дружественные вечеринки. Одним из ее друзей был Бернард Шоу, в которого Мэй влюбилась. В 1886 году Мэй прислала ему нарисованную вручную валентинку. Шоу был польщен, но сказал, что не может жениться на ней из-за своей бедности (он был тогда газетным критиком и жил вдвоем со своей матерью), тем не менее, добавил он, ему нравится предполагать, что между ним и Мэй была "мистическая помолвка".



Рядом с Мэй Моррис сидит Генри Холлидей Спарлинг, напротив - Бернард Шоу

Чтобы излечить разбитое сердце Мэй вышла замуж за секретаря Социалистической лиги Генри Холлидея Спарлинга. Вместе со своей матерью, Джейн, Мэй вышила детское одеяло, которое так и осталось невостребованным, потому что у Мэй не было детей, но оно было одним из любимых ее произведений. Брак со Спарлингом распался через четыре года.



На последнем этапе своей жизни Мэй приобрела новые ремесленные навыки (она изготавливала ювелирные изделия и работала с металлом). Ей нравилось путешествовать, пересекать Атлантику и колесить по Америке, читая лекции по текстилю. У Мэй появилась преданная подруга Мэри Лобб, которая взяла на себя все тяготы быта и уход за ней. Пожилая Мэй, опекаемая Мэри, смогла посетить Исландию, чтобы повторить путешествие, которое ее отец совершил 60 лет назад.
Умерла Мэй Моррис в 1938 году в усадьбе Келмскот, которую выкупила для нее мать.


Tags: Англия, женщины, художники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Пляж, рынок и кафе

    С погодой в отпуске нам повезло. В среднем температура воздуха выше +20 (от +22 до +30). Пару раз шел дождь (как без него на Балтике) и даже…

  • В нашу гавань заходили корабли

    Рассказывая в прошлых постах о Лиепае, я почти ничего не рассказывала о лиепайском порте. Лиепайский порт (Liepājas osta), один из самых крупных в…

  • Джимми

    Джимми родился в одном из самых криминальных районов Бирмингема, Винсонгрин. Сейчас он живет в Латвии, стал домашним котом, и судя по всему,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

Recent Posts from This Journal

  • Пляж, рынок и кафе

    С погодой в отпуске нам повезло. В среднем температура воздуха выше +20 (от +22 до +30). Пару раз шел дождь (как без него на Балтике) и даже…

  • В нашу гавань заходили корабли

    Рассказывая в прошлых постах о Лиепае, я почти ничего не рассказывала о лиепайском порте. Лиепайский порт (Liepājas osta), один из самых крупных в…

  • Джимми

    Джимми родился в одном из самых криминальных районов Бирмингема, Винсонгрин. Сейчас он живет в Латвии, стал домашним котом, и судя по всему,…