pailish (pailish) wrote,
pailish
pailish

Categories:

Цветок Фаберже, Бирмингем и Урал

На британском TV есть шоу Antiques Roadshow, в котором оценщики антиквариата едут в разные регионы Британии, чтобы оценить антиквариат, который приносят местные жители. На одном из последних шоу два солдата принесли на оценку ювелирное изделие - цветок, оценка которого ошеломила не только зрителей, но и самих экспертов. Руководство ВВС, которое выпускает шоу, заявило, что эта находка "одно из самых значительных ювелирных изделий за 40 лет истории Roadshow Antiques".



Цветок - подлинная работа Фаберже, и его стоимость - где-то между 1,2 до 1,4 миллиона фунтов стерлингов. Оценка проводилась в музее Черной страны, в Бирмингеме.




Этот цветок принадлежит одному из армейских полков, который расквартирован неподалеку от Бирмингема, и который получил это украшение в качестве подарка за успехи в бурской войне, и с тех пор оно хранится в этом полку. У цветка сохранилась оригинальная подарочная упаковка.



У всех на слуху яйца Фаберже, но не менее прекрасны его ювелирные цветы из самоцветов. Особенно Фаберже любил делать композиции полевых цветов, используя самые различные минералы, чаще всего уральские самоцветы. Фаберже умел менять их цвет, чтобы добиться нужного оттенка, не боялся сочетать благородные металлы с не очень благородными.
Идея создать собственный "гербарий" возникла у Фаберже после того, как однажды в мастерскую принесли на реставрацию необыкновенной красоты букет хризантем, сделанный в Китае. Мастер не любил копировать чужие изделия, поэтому создал свои.
Вазочки для цветов мастера дома Фаберже в основном делали из горного хрусталя с применением особой технологии, что создавало иллюзию, будто цветы стоят в сосудах с настоящей водой.
Цветы Фаберже абсолютно уникальные творения, некоторые приемы создания цветов до сих пор не разгаданы. Например, на концах серебряных тычинок одуванчика непонятно каким образом закреплен настоящий пух от одуванчиков. Мало того, сверху разбросаны еще мелкие бриллианты, которые при определенном освещении сверкают, как капли росы. Для экспертизы пуха вызывали даже ученых-биологов, и те достоверно установили, что пух настоящий, и его возраст соответствует дате создания одуванчика – около ста лет. Как Фаберже удалось закрепить невесомые пушинки и добиться их сохранности – совершенно непонятно.
Самая большая коллекция каменных цветов работы Фаберже находится сейчас в собственности английской королевы Елизаветы II, 26 работ из 80 изготовленных. Основную часть коллекции собрала в свое время королева Британии Александра, сестра русской императрицы Марии Федоровны.



Цветок, который принесли на оценку солдаты, называется в коллекции "айва японская", создан он из золота, нефрита, эмали и розовых бриллиантов. Подарен он был королеве Александре советником посольства России в Лондоне Станиславом Поклевским-Козеллом, в Британии его считают "одним из самых щедрых дарителей, которых когда-либо видел мир".



Станислав Поклевский-Козелл служил дипломатом в Токио, в Лондоне (был в дружеских отношениях со многими британскими аристократами, подготовил проект англо-русского соглашения), служил в посольствах в Тегеране и Бухаресте. Был личным другом Бенкендорфа.
Октябрьскую революцию не принял, остался жить в Румынии. В 1920—1930 годах был представителем Верховного комиссара по делам беженцев при Лиге Наций, занимался вопросами оказания помощи русским эмигрантам.

Обычно я пишу о жизни выдающихся или просто интересных женщинах, но фамилия Поклевский-Козелл раньше мне была абсолютно незнакомой. История этого рода оказалась настолько интересной, что я решила написать пост о самых ярких представителях этой семьи.
Самой известной фигурой в роду Поклевских-Козелл, безусловно, считается Альфонс Фомич Поклевский-Козелл. Википедия сообщает, что он "представитель литовского дворянского рода Козелло-Поклевских".



Герб рода Козелло-Поклевских

Все это, конечно, так, но есть один маленький нюанс. Основателем дворянского рода Козелло-Поклевских был некто Петр Козлов, который во время ливонской войны вместе с князем Курбским перешел на сторону Речи Посполиты. Кто он был и за какие заслуги был представлен польскому королю Сигизмунду-Августу, я не нашла, но главное в том, что Сигизмунд даровал ему дворянский титул и земли. Так Козловы стали польскими дворянами Козелл. А приставка Поклевские произошла от названия имения Поклево Ошмянского уезда Виленской губернии (Сейчас большая часть территории бывшей губернии находится в составе Белоруссии, остальная, включая Вильнюс (тогда он назывался Вильна), в составе Литвы). Со временем род Козелло-Поклевских стал известным и многочисленным. Так, правнук Петра Козлова, Фабиян Иванович Козелло-Поклевский, был витебским каштеляном (каштелян - один из сенаторов, которые представляли воеводство в Сенате Речи Посполитой, вторым был воевода).
Вот из этого славного рода и пошла уральская ветвь Козелло-Поклевских, основателем которой был Альфонс Фомич Поклевский-Козелл.



Альфонс Фомич Поклевский-Козелл

Учился Альфонс Фомич в Виленском университете, позже занимал различные государственные посты, хорошо продвигался по службе, но в 1830 году после польского восстания, где принимали участие двое его родственников, он понял, что теперь в столице карьеру он не сделает. Вот тут и подвернулся случай. Альфонса Фомича послали с инспекцией на Урал, в город Талица. Местный винокуренный завод дышал на ладан. Альфонс Фомич оценил ситуацию и понял, что это его шанс. Он выкупил завод у казны за смешные деньги и ушел с государственной службы. Свое дело Альфонс Фомич наладил так, что в итоге прибрал к рукам всю торговлю вином на территории огромного Пермского края. Ему дали прозвище "Питейный король". Но кроме винокуренных заводов Альфонс Фомич покупал чугуноплавильные и литейные заводы, фабрики, рудники, прииски, был крупнейшим владельцем земли и леса в Сибири и на Урал, торговал хлебом и рыбой, принимал участие в строительстве железной дороги, строил школы, училища, библиотеки, содержал богадельни, ясли, столовые, больницы



Первый дом в Талице Альфонс Фомич купил за 300 рублей, затем начал покупать дома посолиднее. К концу жизни он владел 56 домами и 19 имениями в Перми, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Тюмени, Томске, Омске, Тобольске и в других городах.
Говорят, Альфонс Фомич Поклевский-Козелл был одним из богатейших и влиятельнейших людей не только Сибири, но и всей Российской империи.
Альфонс Фомич был прототипом некоторых героев Мамина-Сибиряка (Ляховский в романе "Приваловские миллионы" и Майстабровский в "Хлеб"). В жизни Поклевский-Козелл был не только дельцом, но и занимался благотворительностью, был очень интеллигентным человеком и хорошим семьянином.



Альфонс Фомич Поклевский-Козелл с женой Анжелиной Иосифовной Рымша.

После смерти Альфонс Фомич оставил свое дело сыновьям. Как положено в русских сказках, было у него три сына.
"Первый - умный был детина"
Это был Станислав (тот самый, с подарка которого я начала этот пост).
"Средний сын и так и сяк"
Викентий в определение вписывается с трудом. Именно он продолжил дело отца и оставил о себе память у местного населения.
"Младший вовсе был дурак"
Иван, действительно, был сыном из категории " в семье не без урода". Он был заядлым картежником. Когда Иван проиграл в карты отцовское имение в Падуне, братья отправили его в Швейцарию, назначив содержание, но к делам не подпускали.



Викентий Альфонсович Поклевский-Козелл, купец 2-ой гильдии, продолжатель дела отца

Викентий не только сохранил дело отца, но и приумножил его. Он приобрел золотые прииски, асбестовые, медные и серебряные рудники и прочие торговые и промышленные предприятия. Покупал и строил дома, был членом и председателем многих обществ и палат, депутатом, мировым судьей.
Но особенно Викентий был известен своей благотворительной деятельностью. Во время Первой мировой войны он за свой счет полностью содержал армейский полк и выдавал всю зарплату семьям ушедших на войну рабочих. Город Талица, где жил Викентий с семьей, полностью содержался на средства семьи Поклевсих-Козелл. В городе было две гимназии (мужская и женская), где преподавали приглашенные из столицы учителя. В гимназиях детей обучали нескольким иностранным языкам, даже учили языку эсперанто. Девочек на лето вывозили на отдых в Швейцарию. Было 2 театра: оперный и драматический.
Даже доктор для горожан был выписан из столицы, и Викентий платил ему очень большие деньги.
Когда были периоды неурожая, Поклевские тут же открывали столовые для жителей, а так же устраивали распродажу муки из собственных запасов по низким ценам.
Викентий построил на свои средства две церкви, причем, надо учесть, что Поклевские-Козелл сами были католиками, а храмы строили православные, ведь большинство населения Талицы были православными.
Своим слугам семья Поклевских делала просто царские подарки. Горничной на день рождения подарили швейную машинку "Зингер", другой служанке — лисью шубу, камердинеру — уникальную китайскую вазу.
После революции поначалу семью Поклевсих-Козелл не трогали, слишком велик был их авторитет, но через некоторое время к ним в дом пришли местные жители и посоветовали бежать, сами они обижать своих бывших благодетелей не хотели, но в Сибири уже действовало ВЧК, а Поклевские были классовыми врагами. Поклевские бежали, присоединившись к армии Колчака, повторив судьбу многих представителей русской аристократии. Вначале уехали в Китай, а затем остались на постоянное место жительство в Польше. С собой они взяли небольшой саквояж с драгоценностями и бельем. Но жили они в Польше в совершеннейшей нищете (видимо, в дороге их обокрали). Там они и умерли. Говорят, что последними словами Викентия Поклевского-Козелла были: "Нет на земле места лучшего, чем Талица".
После бегства хозяев особняк разграбили, все заводы, дома, земли и прочее экспроприировали

Жена Викентия, пани Мария, была его любимой женой, другом и помощницей. Многие благотворительные начинания шли от Марии. Она была хлебосольной хозяйкой и любящей матерью.



Мария Михайловна Поклевская-Козелл

Жизнь Марии Поклевской-Козелл напоминает качели. От жизни, похожей на сказку, до горя и нищеты.
Мария Михайловна Поклевская-Козелл была любимой дочерью военного инженера, генерал-лейтенанта Михаила Семеновича Гаттовского. Она выросла, окруженная любовью родителей, никогда ни в чем не нуждалась и не знала отказа. Замуж она вышла по любви за одного из самых богатых женихов Урала, наследника многомиллионного состояния, Викентия Поклевского-Козелла. Поселились супруги в Талице, в доме, в котором было 80 комнат.



К Поклевским-Козелл постоянно приезжали гости, деловые партнеры, родственники, в доме устраивались вечеринки, концерты. Летом Мария Поклевская отправлялась на начинавшее набирать популярность Лазурное Побережье. Останавливалась обычно в Ницце, иногда ехала поиграть в рулетку в казино Монте-Карло.
Особой страстью Марии была охота.



Пани Мария

К тридцатипятилетию любимой жены Викентий Поклевский решил построить для нее дворец в местечке Красный Берег недалеко от Бобруйска. Это имение в качестве приданого к свадьбе подарил своей дочери отец Марии, генерал-лейтенант инженерии Михаил Гатовский. Денег на постройку дома для жены Викентий не жалел. Архитектора пригласил самого модного, Виктора Шретера, садовника тоже знаменитого, Франтишека Шаниора. Дворец и парк получились великолепными. Изюминкой поместья является то, что каждая комната (всего их здесь 36) декорирована в разном стиле. Здесь представлены 12 стилей, от неоготики до неомавританского стиля альгамбра. В этом роде усадьба уникальна. Сегодня это один из самых посещаемых туристических объектов Белоруссии.



Еще одна ее фишка дома – великое множество оберегов снаружи и внутри здания. Знаменит Красный Берег своими горгульями-химерами. Работники музейного комплекса уверены, что именно благодаря им дом пережил войны с революциями и так хорошо сохранился.



Говорят, поместье сохранилось в своем первозданном виде примерно на 70%. Оригинальны кованные металлические изделия, керамическая плитка и паркет на полу, вся лепнина, деревья в парке. Предметы мебели, фарфор, серебро и прочие вещи, которые можно было унести, конечно, пропали.



Супруги собирались переехать в Красный Берег в старости, а пока чаще жили в Петербурге, где Викентий Альфонсович приобрел пятиэтажный особняк на Ново-Исакиевской, 4, недалеко от Зимнего дворца.



А потом качели качнулись в другую сторону. За несколько лет после начала Первой мировой войны Мария Поклевская успела пережить несчастий больше, чем за всю жизнь. В 1929 году умер ее муж. В 1941-м в лагере НКВД погибли ее внук и племянник, других родственников казнили нацисты. В 1947-м была арестована ее уже немолодая дочь. Она сама жила в нищете. Спустя два года после ареста дочери Мария умерла, похоронили ее рядом с мужем на кладбище Повонзки в Варшаве.



У Викентия и Марии Поклевских-Козелл было трое детей. Два сына, Альфонс и Станислав (жил в Варшаве), и дочь Мария (умерла в ссылке).



Альфонс, Мария и Станислав

Альфонс уехал в Англию, работал коммерческим консультантом в польском посольстве. Получал £ 350 в год, тогда как в России его доход составлял 50000.
На одной из вечеринок Альфонс познакомился с красавицей Зоей де Штокл, чей дедушка был посланником российского императорского двора в Вашингтоне, а сама Зоя в 18 лет была фрейлиной последней императрицы России.



Зоя де Штокл (Поклевская-Козелл)

Альфонс и Зоя поженились. У них родилось двое сыновей (Александр и Винсент), а затем они перебрались в Польшу, чтобы начать горнодобывающий бизнес в Катовице.
Семья жила на широкую ногу, но за неделю до начала Второй мировой войны семья снова бежала в Лондон.

Один из сыновей Альфонса и Зои, Винсент, личность занятная.



Родился Винсент в 1929 году в Лондоне. В юности он был мажором.
В Польше семья жила в Ланьцутском замке, который принадлежал графам Потоцким. В замке было 11 столовых, театр и турецкая баня. Винсент гонял на миниатюрном Роллс-Ройсе, участвовал в вечеринках и пикниках, сидел рядом с графом Потоцким и мчался с огромной скоростью на повозке, запряженной четверкой лошадей, а два грума дули в рожки, предупреждая зазевавшихся пешеходов об опасности попасть под повозку.
Когда семья убежала от войны в Лондон, семья, благодаря дружбе с герцогами Кентскими, поселилась в имении в Бакингемшире. Во время школьных каникул Винсент посещал множество торжественных обедов и ужинов в поместье, где в список гостей входили Уинстон Черчилль и члены королевской семьи, в том числе принцессы Елизавета и Маргарет, с которыми он играл в шарады. Позже Винсент стал одним из ближайших друзей герцога Кентского.
У Винсента было очень плохое зрение, и он не смог получить стипендию для учебы в Кембридже, не получилось у него с учебой и на медицинском факультете. Нечего делать, Винсент пошел работать. Он устроился служащим в Electrolux, и скоро его повысили до продавца пылесосов. Он зарабатывал £ 69 в неделю. Чтобы посетить свадьбу принцессы Елизаветы и принца Филиппа, куда он был приглашен, ему пришлось долго отпрашиваться у руководства.
Когда Винсенту надоело продавать пылесосы, он сел на мотоцикл и поехал в Глазго, чтобы продавать стиральные машины для коммерческих прачечных, но вскоре вернулся на юг, и начал продавать встроенные холодильники для муниципальных квартир.
Он по-прежнему тусовался с золотой молодежью, ходил на вечеринки и коктейль-пати, часто со своим братом Александром, который умер в 41 год (как позже в своей книге написал Винсент "перегрузив свою печень последней бутылкой шампанского").
Уволившись из Electrolux, Винсент заложил два серебряных подсвечника и отправился в Нью-Йорк, где работал мясником.
С помощью маминых контактов Винсент получил работу в рекламной фирме Coleman Prentice & Varley, но ему не хватало знаний и профессионализма, и через несколько лет Винсент уволился. Тогда он взялся руководить польским ночным клубом под названием Chez Sophie, но и здесь его карьера продержалась недолго. Карьеру подрезал налет полиции, которая эту лавочку прикрыла.
К счастью, Винсент получил работу в частном банке, которым управлял его румынский друг, где он был почти единственным сотрудником, что привело к тому, что он стал застройщиком на Сардинии. Как позже шутил Винсент: Впервые мне стала грозить тяжелая работа.

С женщинами Винсент сходился легко и так же легко расставался, но жениться не спешил.



Первой женой Винсента стала Натали Потоцкая, представительница известного шляхетского рода, но через год они развелись.
В 1962 году Винсент женился на Аннабель де лас Касас, с которой у него было трое детей.

В 1965 году, живя в Дублине, Винсент стал директором ирландского универмага Brown Thomas. Дело это оказалось прибыльным, к тому же Винсент успешно играл на бирже и существенно пополнил свой доход. Такая работа Винсенту нравилась.
- Зачем вставать с постели, когда можно работать прямо в постели? - Говорил он.
В середине 1970-х годов Винсент купил Stacumny House в Ко-Килдэр, Ирландия, но, к сожалению, в возрасте 42 лет его жена Аннабель умерла от рака.



В 1982 году Винсент женился на Вики, которая развелась со своим мужем Айвором, третьим виконтом Вимборном. Винсент и Вики оказались идеальной парой. Виктория - художница и такая же любительница веселья и тусовок, как и Винсент. В честь 60-летия Винсента семья организовала грандиозную вечеринку, в которой приняли участие Мик Джаггер и Джерри Холл.



Винсент и Вики Поклевские-Козелл

В более позднем возрасте Винсент занимал пост председателя Ирландского онкологического общества и создал службу по уходу на дому за онкобольными. Он также помог своему другу создать жилой мультиспортивный клуб во Флориде, прежде чем окончательно уйти на покой, поселившись в лондонском Кенсингтоне.
После запрета на вождение автомобиля, когда он попался за рулем в нетрезвом виде, Винсент начал ездить на велосипеде. Последние годы его часто видели гуляющим с мопсом, на голову которого он надевал разные шляпы.



В 2014 году Винсент Поклевский-Козелл выпустил книгу The Ape Has Stabbed Me, в которой с юмором рассказал о своей жизни, которая напоминает американские горки, и о людях, встретившихся на его жизненном пути, начиная от самого верха социальной лестницы до самого ее низа.
"Мне всегда было жалко людей, которые всю жизнь провели в одной среде", - пишет Винсент. -"Разнообразие, в конце концов, одна из самых важных специй жизни".
Винсент Поклевский-Козелл (потомок Петра Козлова, ставшего польским аристократом, правнук "сибирского Рокфеллера" Альфонса Фомича Поклевского-Козелла) умер на отдыхе во Франции в 2017 году. Ему было 88 лет. У него остались жена Вики, трое детей и два пасынка.


Tags: Англия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Таких мужчин больше не делают

    Накануне похорон королевская семья делилась личными фотографиями принца Филиппа. На этом фото Филиппу 31 год, когда он получил aircrew flying badge…

  • Обриета

    В этом году у нас в саду появилась еще одна новая жительница с красивым именем Обриета. Стелющиеся многолетнее растение родом из Южной Европы (Южная…

  • Бирмингем после локдауна

    С 12 апреля Британия начинает возвращаться к прежней жизни. Открылись магазины, кафе, пабы, спортивные и фитнесс залы, парикмахерские и косметические…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments